Глава 10, часть 3, стр. 318-320

Продолжение.  Начало:  http://al0253.okis.ru/st10-2.html

Глава 10, часть 3, стр. 318-320

Конференция по образованию Коминформа представляла собой скорее приватную встречу, состоявшуюся

     Стр. 318

в Польше, и посвящённую критике "реформаторской политики", и "парламентских иллюзий" французской, и итальянской компартий.  Лидером этого "критицизма" был Эдвард Кардели, представитель Тито на конференции; югославы долгое время были сторонниками военной, левацкой линии в коммунистическом движении.  Роль югославов в формировании Коминформа сфокусировалась на размещении главной квартиры этой организации в Белграде.

   Как нацеливание коммунистического движения на принятие левой политической стратегии противостояния капитализму и буржуазным институтам, так и конференция по образованию Коминформа, были подготовлены Сталиным; кроме того, на конференции было сделано главное заявление по внешней политике и международным отношениям.  Сталинским редставителем на конференции был Жданов, бывший ленинградский партийный вождь, ставший заместителем Сталина по идеологии.  Всё лето Жданов работал над своей речью, составляя и поправляя множество черновых вариантов после консультаций со Сталиным.  Ключевым моментом было то, что послевоенный мир постепенно расползался на "два лагеря".  В то время Советы озвучили две тенденции, или две линии в послевоенной мировой политике.  Например, в своей речи, посвящённой 29 годовщине большевистской революции в ноябре 1946 года, Жданов ссылался на парижскую конференцию, продемонстрировавшую "две тенденции в послевоенной политике... Одну политику проводит Советский Союз по укреплению мира и предотвращению агрессии... Другая открывает дорогу для сил экспансии и агрессии".  Годом позже, на конференции Коминформа, Жданов предложил то, что стало известно, как "доктрина двух лагерей":

"Вскоре после окончания войны прояснились два основных направления, установившиеся в послевоенной международной политике, соответствующие разделению... на два основных лагеря: империалистический и анти-демократический лагерь, и, анти-империалистический и демократический лагерь... Главной лидирующей силой в империалистическом лагере являются США... Основной целью империалистического лагеря является усиление империализма, подготовка к новой империалистической войне, к сражениям против социализма и демократии, и всесторонняя поддержка реакционных, и анти-демократических, профашистских режимов, и движений.  Для выполнения этих задач империалистический лагерь готов полагаться на реакционные и анти-демократические элементы во всех странах, и реанимировать противников времён войны против своих союзников военного времени.  Анти-империалистические и анти-фашистские силы составляют другой лагерь, с их опорой- СССР, и странами народной демократии... Целью этого лагеря является борьба против угрозы новых воин и империалистической экспансии, консолидация демократии, и выкорчёвывание остатков фашизма".

     Стр. 319

Речь Жданова была сигналом для европейского коммунистического движения к исполнению крутого "левого" разворота в своей стратегии и политике.  В Западной Европе коммунисты отбросили политику национального единства и участия в послевоенной реконструкции своих стран.  Реформистская стратегия, которой придерживался Сталин в конце второй мировой войны была заменена риторикой, если не реальным разворотом к революционной перспективе коммунистических движений прежних времён. В Восточной Европе изменение в коммунистической политике было радикальным и далекоидущим.  После конференции Коминформа шаги к "коммунизации"- установлению однопартийного коммунистического контроля- начали ускоряться.  Этот процесс поставил под коммунистический контроль все инструменты правительства; установил государственный контроль прессы; роспуск и репрессирование оппозиционных партий; и конец независимых партий левого толка, и насильственное слияние с социалистическими коммунистическими партиями (отсюда тот курьёзный факт, что в народных демократиях правящие коммунистические партии часто назывались рабочими и социалистическими).  Рост коммунистической власти предусматривал рывок "советизации" Восточной Европы.  Это подразумевало навязывание советской модели социализма в восточно-европейских государствах; огосударствление и подконтрольность экономик; централизованное  государственное планирование; коллективизацию сельского хозяйства; и тоталитарное коммунистическое вмешательство в гражданское общество.  Элемент "сталинизации" был также введён в форме культов личности местных партийных вождей и подражания политическому террору предвоенного сталинского режима в форме чисток, арестов, показательных процессов и казней.

Коммунизация, советизация и сталинизация Восточной Европы не происходила по одному сценарию.  Даже до конференции по созданию Коминформа  процесс преобразования народных демократий в коммунистические режимы советского образца продвинулся весьма далеко в ряде стран (Болгарии, Румынии и Югославии), в то время, как в других (Венгрии, Польше и Восточной Германии), были очевидны несколько иные тенденции в этом направлении.  Тенденция менее всего проявилась в Чехословакии, единственной стране  в Восточной Европе с установившейся традицией парламентской демократии, где коммунисты и их социалистические союзники одержали победу, получив большинство голосов на выборах 1946 года.  Однако, в результате правительственного кризиса в Праге в феврале 1948 года были отстранены от власти  либеральные и центристские партии, и чехословацкий эксперимент коалиционной народной демократии закончился.

   Поддержка Ждановым доктрины двух лагерей обозначила окончательный провал Великого Альянса и начало холодной войны.  Подобно Трумэну, Сталин принял решение, что время дипломатии и компромиссов миновало, и наступило время использовать свои силовые ресурсы для защиты того, что СССР получил в результате войны.

Сталин подвёл итоги политических событий, произошедших со времени окончания войны, в беседе с французским  коммунистическим лидером Морисом Торезом в

     Стр. 320

ноябре 1947 года.  В последний раз перед этим, Сталин встречался с Торезом в ноябре 1944 года, незадолго до того, как француз отправился домой из эмиграции военного времени, которую он провёл в Москве.  Тогда Сталин побуждал Тореза сотрудничать с де Голлем и трудиться над экономическим возрождением Франции, и усилением демократии в стране.  Совершенно иначе, чем в 1947 году, Сталин размышлял, смогут ли коммунисты во Франции захватить власть в конце войны, хотя он соглашался с Торезом, что присутствие британских и американских сил во Франции сделает это невозможным.  Конечно, ситуация была бы иной, если бы Красная Армия дошла до Парижа, говорил Сталин Торезу, который с энтузиазмом соглашался.  Сталин также был бы восхищён, если бы французские коммунисты вооружились и получили поддержку, снабжаясь из советских источников, если это станет необходимо.  "Они должны вооружиться и организоваться, если они не хотят разоружаться раньше врага.  Коммунисты могут атаковать и затем они смогут обороняться.  Возможны любые ситуации".  Это была скорее игра в войну, чем серьёзное предложение, но это демонстрировало мысли об усилении борьбы, приходившие ему в голову в то время.  Как сказал Г. М. Маленков, второй сталинский представитель на конференции Коминформа, борьба не задумывалась, как неизбежный вооружённый конфликт; желание империалистов развязать войну было всего лишь замыслом, но их способность сделать это, была совсем другим делом.  Действительно, для Сталина намерение развязать холодную войну было не только защитой советских интересов, но и желанием нанести политическое и идеологическое поражение поджигателям войны на западе.  Даже в разгар холодной войны в конце 1940-х и начале 1950-х годов, когда в Европе началась поляризация, когда военные лагеря были сформированы, когда конфронтация развивалась, Сталин продолжал борьбу за последний мир, который он рассматривал, как свое завещание.

Конец 10 главы.

Продолжение:  http://al0253.okis.ru/st11-1.html